Введение и благодарности Кремо Мишель А

Вступительное слово
Об этой книгеС тех пор, как Чарльз Дарвин опубликовал «Происхождение видов», ученые развили различные эволюционные теории происхождения человека. Соглаcно текущей версии, человек, подобный нам, человек Homo sapiens, произошел в Африке около 100 000 лет назад. Но «Запрещенная археология» Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона изобилует свидетельствами, которые демонстрируют существование людей, анатомически подобных современным людям, задолго до этого. Эти свидетельства стали известны совсем недавно. Раньше они игнорировались, замалчивались или были забыты, просто потому, что не стыковались с общепринятой в данный момент точкой зрения на происхождение и древнюю историю человека.Об этой книге (из другого издания)На протяжении двух последних столетий, исследователи обнаруживают кости и другие предметы, показывающие, что подобные нам люди существовали на Земле миллионы лет назад. Однако хранители устоев науки замалчивали, не обращали внимание или просто забывали об этих удивительных фактах. Почему? Потому что, они противоречат доминирующим среди ученых взглядам на историю древности и истоки происхождения человечества.

Предрассудки теории эволюции, которых очень твердо придерживались могущественные группы ученых действовали, по выражению Мишеля А. Кремо и Ричарда Л. Томпсона, подобно фильтру пропускающему через себя знание. И это отфильтровывание, совершалось ли оно умышленно, или же нет, оставило нам радикально неполный набор фактов для того чтобы иметь правильное представление о происхождении человечества.По мнению Кремо и Томпсона мы были вынуждены принять картину предисторического развития Земли в совершенно искаженном виде. Поэтому книга «Запрещенная археология», — это обращение к читателю, где ему предлагают изменить твердо устоявшиеся в наши дни представления.Предлагая необычайно большое количество убедительных фактов, с глубиною дополняемых критическим анализом, Кремо и Томпсон бросают нам вызов, с тем, чтобы мы пересмотрели свои взгляды на происхождение человека, его подлинную сущность и предназначение.Читая «Запрещенную археологию», мы как бы сопровождаем авторов в совершаемой ими удивительной интеллектуальной экспедиции. Мы в буквальном смысле принимаем участие в раскопках громадного хранилища сокрытых знаний, дополняющих наше понимание истории человеческого вида.Это исследование приглашает нас посетить пять континентов, места основных археологических исследований, некоторые из которых давно забыты, а некоторые, — настоящие центры сегодняшних исследований. Мы также встретимся со многими знаменитыми и обыкновенными людьми, — пионерами в исследованиях доисторического периода развития Земли, каждый из которых может поделиться своими секретами.Книга «Запрещенная археология» призвана пробудить противоречия, бросить вызов в адрес наиболее фундаментальных устоев современного научного представления о мире. Тщательно продуманная и замечательно написанная, книга «Запрещенная археология» выводит нас на перекресток знания и предлагает набраться мужества и сделать первый шаг в новом направлении к истине.Об авторах:Мишель А. Кремо — исследователь, сотрудник Института Бхактиведанты, специализуется по истории и философии науки. Его тщательные исследования в течении восьми лет при написании «Запрещенной археологии» документированы главным научным достижением — этой книгой.Д-р. Ричард Л. Томпсон один из членов-основателей Института Бхактиведанты. Получил степень доктора математики в Корнельском университете. Он является автором научных книг и статей по эволюционной биологии. В 1984 году он стал инициатором грандиозного исследования, кульминацией которого стало написание книги «Запрещенная археология».Институт Бхактиведанты, основанный в 1975 году, является центром, предназначенным для исследования природы и происхождения жизни и вселенной современными методами в свете древнеиндийской Ведической литературы.Цитаты:
«Книга „Запрещенная археология“, — необычайно полный обзор научных доказательств касающихся истории происхождения человека. В ней внимательно подобраны все свидетельства, включая и те, которые были оставлены без внимания из-за их несответствия доминирующей парадигме. И к какому бы выводу не пришел читатель в отношении тезисов авторов о древности человеческого рода, в любом случае, проведенные ими тщательные исследования и анализ позволяют ему узнать о достаточно многом.» —
Доктор Филлип Е. Джонсон, Калифорнийский университет, Беркли, автор книги «Суд над Дарвином»

«Книга „Запрещенная археология“ написана главным образом для юристов, и в ней содержится критический обзор доказательств проливающих свет на историю эволюции человека. Помимо этого, книга является драгоценным источником информации из забытой литературы, которая как правило не столь легко доступна. И если она стимулирует профессиональный пересмотр отчетов, которые не соответствуют ныне существующей парадигме, то эта книга несомненно будет достойным вкладом в развитии знания истории человечества.»
Доктор Зигфред Щерер, Институт Микробиологии, биолог в Мюнхенском техническом университете, Германия.

«Я воспринимаю книгу „Запрещенная археология“ как важную научную работу написанную на очень высоком научном и интеллектуальном уровне. Авторы „Запрещенной археологии“ поднимаются и опускаются в такие построенные человеком сферы научных фактов и теорий (времен пришедших на смену эпохе модерн), к которым историки, философы и социологи исследующие научные знания проявляют все более и более повышенный интерес. Проведя достаточно тщательное исследование истории палеантропологических открытий, Кремо и Томпсон оказались в самом центре эпистемологического кризиса, связанного с находками останков древнего человека, процессом дисциплинарного подавления, а также с существующей в научных кругах практикой сокрытия „аномальных доказательств“ с целью построения „убедительных теорий“ и локальных институтов знания и власти.»
Доктор Пьер Дж. Флинн, социолог в Калифорнийском государственном университете, Департамент искусств и науки, Сан Маркос.
Читатели, интересующиеся темой этой книги могут прислать сообщение авторам по адресу:Bhaktivedanta InstituteP. O. Box 99584San Diego, California 92169Unated States of America филиал в Москве:тел. 214-33-40ПредисловиеЯ воспринимаю книгу «Запрещенная археология» как важную работу, написанную на высоком научном и интеллектуальном уровне. Авторы «Запрещенной археологии» внедряются в такие сферы созданных человеком конструкций научных «фактов» и теорий, «территории постмодерна», которые все чаще и чаще исследуются историками, философами и социологами в области научного знания. Недавние исследования вопросов зарождения научного знания Запада показали, что «действительно заслуживающее доверия» знание находится на пересечениях физических мест действия и социальных отличий. Исторические, социологические, этнометодологические исследования науки, проведенные такими учеными, как Гарри Колинз, Майкл Мелки, Стивен Щапин, Томас Кун, Гарольд Гарфинкель, Майкл Линч, Стив Вулгар, Эндрю Пиккеринг, Бруно Лато, Карин Кнорр-Цетина, Донна Харавэй, Аллюкье Стоун, Малькольм Ашмор, дали результат, что все научные дисциплины, будь то палеоантропология, или же астрономия, «производят знания» через локально сконструированные представительские системы, а также практические приемы, которые делают обнаруженные явления видимыми, поддающимися количественной оценке, а также сочлененными с более крупным «телом» традиции. По выражению Майкла Линча: «ученые конструируют и используют приборы, видоизменяют образцы материалов, пишут статьи, делают рисунки и строят организации». Кремо и Томпсон, тщательно исследовав историю антропологических открытий, оказались в самом центре эпистемологического кризиса, возникшего в связи с находками останков древнего человека, и связанного с процессом подавления дисциплиной, а также с существующей в научных кругах практикой сокрытия «аномальных доказательств» с целью построения «убедительных теорий», а на их основе локальных институтов знания и власти.

По словам Кремо и Томпсона, археологические и палеоантропические «факты превращаются в целую сеть аргументов и претензий к наблюдателю», которые формируют «истину» дисциплины, и в то же время игнорируют существование физического доказательства или производимых фактически на месте находки физических работ. Эта перспектива, хотя и радикальна, соответствует тому что изложено в работе, которую я считаю лучшей из новых работ, в которых исследуются научные знания.Авторы «Запрещенной археологии» не скрывают своей причастности к релятивистскому спектру производства знаний. Они размещают свои знания о вселенной в контурах, полученных вследствие своего личного опыта практики ведической философии, религиозного восприятия и знаний индийской космологии. И хотя написанное ими интригующее рассуждение, «Доказательства существования развитой культуры в древнейшие эпохи» чрезвычайно сильно отличается от того, что может предложить «нормальная» западная наука, в ней тем не менее прослеживается ход доказательной мысли.На мой взгляд, именно открытость субъективной позиции делает книгу «Запрещенная археология» оригинальным и важным вкладом в научные исследования постмодерна, которыми сейчас занимаются социологи, антропологи, археологи; а также истории науки и идей. Необыкновенные идеи авторов дают ученым, изучающим постмодерн, взглянуть на ставшую уже достоянием истории научную практику, дебаты, а также на саму историю развития науки.
Доктор Пьер Дж. Флинн, Департамент искусств и науки Калифорнийский государственный университет, Сан Маркос, Калифорния, США
ПредисловиеЧеловеческая история не является чем-то, к чему каждый должен относится догматически. Несколько лет назад гипотеза «Митохондриальной Евы» представлялась публике практически как факт; но теперь она находится в опале. И лишь за несколько дней до того, как я написал эти слова, в газетах сообщили об изменении даты черепного фрагмента с Явы, приписываемого человеку прямоходящему. Теперь сказали, что ему 1.8 миллионов лет, и кажется, что эта окаменелость относит этот азиатский вид, которой объявлялся человеческим предком, к гораздо более отдаленному прошлому, чем когда он предположительно мигрировал из Африки.Такой факт мог бы получить широкую известность, потому что, хотя он и не соответствует ожиданиям некоторых палеоантропологов, он волнует других и никаким фундаментальным образом не угрожает целостности принятой картины эволюции человека. Но что, если бы окаменелости современного человека были найдены в отложениях, датируемых 2.0 миллионами лет? Встретила ли бы доверие эта поразительная находка? Возможно последовало бы непреодолимое давление пересмотреть дату, переотнести окаменелость к какому-нибудь дочеловеческому виду, поставить под вопрос компетентность открывателя, и постепенно вообще забыть об этом.Согласно Майклу Кремо и Ричарду Томпсону, что-то в этом роде случилось раньше и случалось часто. Все это происходило благодаря двойственному стандарту, применяемому для оценки свидетельств. Свидетельства о древних людях и их орудиях с готовностью принимаются, если они подходят под ортодоксальную модель человеческой эволюции. Свидетельство, в такой же степени надежное, но не соответствующее этой модели, игнорируется или даже подавляется. Оно довольно быстро выпадает из литературы, и через несколько поколений почти так же невидимо, как будто его и не было. В результате, заслужить доверие иному пониманию истории древниго человека практически невозможно. Свидетельства, которые подтверждали бы его, уже недоступны для рассмотрения.В обширной работе, озаглавленной «Запрещенная археология», Кремо и Томпсон привели ошеломляющее описание некоторых фактов, которые когда-то были известны науке, но которые потом исчезли с поля зрения благодаря «фильтру знаний», который защищает правящую парадигму. Поисковая работа, требуемая, чтобы найти эти свидетельства, была впечатляюща, и авторы сообщили, что они нашли, и как они нашли с такими подробными деталями, и с таким полным анализом, что они заслужили быть принятыми в серьез. К сожалению, относительно немного профессиональных ученых желают рассматривать свидетельства, разрушающие превалирующие взгляды, и которые имеют источник за пределами официальной науки течения. Настоящий труд представляет обычному читателю обзор большой работы, и я надеюсь, что она привлечет внимание беспристрастно настроенных профессионалов, которые могли бы быть подвигнуты на изучение гораздо более подробного описания тех же самых свидетельств в первоначальном томе.Авторы искренне признают их стремление поддержать идею, коренящуюся в ведической литературе Индии, о том, что человечество имеет очень древнюю истории, я не разделяю их религию или их стремления, но я также не считаю, что есть что-то недостойное в религиозных взглядах, которые честно признаются. Все ученые, как и другие люди имеют мотивы и предубеждения, которые могут затенять их суждения, а догматический материализм, который правит умами многих видных ученых гораздо более вероятно может нанести вред истине, потому что он не считается предубеждением. В конце главная вещь не почему исследователи были нацелены искать определенный род свидетельств, но нашли ли они что-то достойное освещения, и достойное серьезного рассмотрения научным сообществом.Насколько я могу судить, Кремо и Томпсон докладывали о свидетельствах, заслуживающих подобного рода серьезного рассмотрения. Я пишу это предисловие не для того чтобы подтвердить их находки, но чтобы побудить серьезных студентов по этому предмету услышать беспристрастные суждения. Это очень интересная книга, которая обеспечивает увлекательное чтение. Мне бы очень хотелось увидеть, насколько хорошо свидетельства, о которых она пишет, встают для беспристрастного анализа наиболее осведомленных читателей, которые могут быть рады получить шанс изучить свидетельства, которые не включены в учебники и пересмотреть статьи, которые им давали в их колледжах и институтах.
Филип Е. Джонсон, Школа Юристов Университет Калифорнии, Беркли, автор книги «Суд над Дарвиным»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *