Система животного мира Цингер Яков Александрович

Введение
Собираясь ещё в отрочестве и ранней юности стать зоологом, я не имел, как, вероятно, и многие, правильного представления о богатстве и разнообразии животного мира, о необычайной многочисленности видов животных, среди которых так увлекавшие в детстве львы, тигры, медведи, попугаи, страусы и другие интересные звери и птицы являются своего рода «каплей в море».Только в университете я понял, какое громадное значение имеют в жизни природы и человека тысячи и десятки тысяч различных видов насекомых, червей, моллюсков, рачков и прочих беспозвоночных животных, которых мы в своё время даже и за животных не считали.Мало давала нам знаний средняя школа. Я учился ещё в дореволюционной гимназии, где предмет «естественная история» считался по сравнению с математикой и латынью второстепенным и даже третьестепенным.Теоретические и практические знания по зоологии были почерпнуты мною в результате нерегулярного чтения Брема, нескольких посещений зоопарка, занятий рыболовством и малоудачной охотой в каникулярное время. В детстве приходилось ловить бабочек и майских жуков, прислушиваться к разноголосому пению птиц и громкому кваканью лягушек. Вот, пожалуй, и всё.

При поступлении в университет я думал, что нас сразу начнут знакомить с жизнью животных, и притом подробнейшим образом. Однако вначале пришлось испытать известное разочарование; вместо ожидаемого увлекательного изучения зверей и птиц нужно было слушать лекции по физике, химии, систематике животных и растений. На практических занятиях мы рассматривали и зарисовывали под микроскопом клетки и стадии их деления, ротовые органы насекомых, изготовляли срезы по анатомии растений, зубрили латинские названия частей человеческого скелета. В последующие годы мы изучали физиологию, сравнительную анатомию, гистологию, эмбриологию и много других предметов.О долгожданных львах, слонах, леопардах, рысях и прочих особенно интересовавших тогда животных упоминалось редко и вскользь, как о далеко не главных объектах изучения.Только позднее, когда мне уже самому пришлось проводить исследования по простейшим животным, когда удалось побывать и познакомиться с жизнью животных в наших заповедниках, я по-настоящему осознал, как много дал нам университет с его замечательными педагогами, направлявшими нас на верный путь познания природы.В первые годы учёбы казалось, что в зоологии настолько всё изучено, что никаких «белых пятен» и нерешённых вопросов в этой науке уже нет. Такой взгляд оказался совершенно неверным. На лекциях и практических занятиях мы часто слышали даже от крупных специалистов слова: «Этого мы ещё не знаем»; «Это ещё не исследовано»; «Это ещё надо проверить».Указанные слова во многом остаются справедливыми и сейчас. Пусть юные натуралисты и начинающие зоологи помнят, что в любой отрасли зоологии всякий знающий, пытливый и трудолюбивый работник нередко может оказаться на положении исследователя, открывающего нечто новое и неизведанное. И пусть не смущается начинающий зоолог тем, что он может ошибиться или сделать слишком мало. Не ошибается только тот, кто ничего не делает; что же касается сделанного, то в науке ценно и большое и малое, лишь бы оно было действительно научным и добросовестно выполненным.Заниматься зоологией могут не только специалисты. В мировой науке насчитывается немало людей, которые по своей профессии не были зоологами и тем не менее обогатили науку о животных ценными наблюдениями и исследованиями. Особенно много любителями сделано в области энтомологии (науки о насекомых), наиболее доступной для неспециалиста.По своим склонностям и характеру одни зоологи в своей работе больше тяготеют к природе, изучению животных непосредственно в естественных условиях, а других больше привлекает лабораторная работа. Сознавая одинаковую ценность и важность работы и тех и других, я всё же больше на стороне первых, так как считаю работу полевого зоолога и натуралиста более увлекательной и интересной, хотя порой связанной с большими неудобствами и трудностями. Ничто так не обогащает и опытного и начинающего натуралиста, как непосредственное общение с природой, и притом по возможности во все сезоны года. Последнее особенно важно для нашей страны, где так ярко выражена смена времён года.Начинающие натуралисты нередко думают, что для зоологических исследований обязательно нужно отправляться в далёкие путешествия, в непроходимые и неизведанные дебри, а склонные к кабинетной работе мечтают попасть в богато оборудованные лаборатории с усовершенствованными микроскопами и сложными приборами.Спора нет, весьма заманчиво попасть в незнакомую для нас природу юга, тропиков, морских просторов; многие стороны физиологии животных, строение мелких и мельчайших организмов можно изучать лишь с применением сложной аппаратуры и микроскопа. И тем не менее очень многие зоологические наблюдения и сборы можно проводить в самых обычных, недалёких от нас местах и притом без всяких сложных инструментов и аппаратов. Зоологией можно заниматься при помощи «орудий», доступных каждому: это — внимательный глаз, чуткое ухо, терпение, неутомимость в поисках, кропотливое собирание фактов, осторожное и вдумчивое их сопоставление, чтение зоологической литературы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *